Поиск новых форм

Творцы искали новые формы, отшлифовывали линию, тянули силуэт. Те потрясающие по очертаниям вещи 30-60-х годов до сих пор производят самые известные фирмы, и продаются они на ура. Это вещи, в которых нет места украшательству — только функция и форма, как в гоночном автомобиле и космическом корабле.

новое барокко
новое барокко

Однако через семьдесят лет от начала триумфального шествия дизайна запас форм иссяк. Новые не придумываются, а если что-то и выходит, то лишь в относительной зависимости от функции. К кризису жанра добавился легкий кризис чески дисгармоничен и драматически красив. Конец XX века отмечен появлением пышной тенденции — нового барокко. Это когда вешают люстры из черного хрусталя, ставят старинное кресло с кабриолями и в завитках, но из плексигласа, крепят резные рамы на бетонные стены…

В творчестве дизайнеров стала набирать обороты особая декоративность, когда «как» важнее, чем «что», а красота оставляет далеко позади себя прочность и пользу. Самое интересное, что пионерами этого движения оказались вовсе не итальянцы (хотя казалось бы!), а голландцы. Ироничные, непредсказуемые, загруженные своим среднеевропейским наследством.

Студия JOB

Под этим названием скрывается бельгийско-голландская пара Йоб Смите и Нинке Тинагель. Пара звездная, провокационная, с дурным характером. Йобу и Нинке интересен не столько промышленный дизайн и тиражи, сколько дорогие коллекционные заказы. Они сотрудничают и с мебельными марками, и с модными, и с парфюмерными: от L Oreal до Bvlgari и Viktor & Rolf. Делают парадоксальные, если не сказать богохульные вещи.

Например, ковры, имитирующие витраж с изображением Мадонны с младенцем, или как бы старонемецкие шкафчики с разными ужастиками в составе орнамента.

Все их работы жестко декоративны и производят эффект разорвавшейся бомбы.

Хайме Айон

Вдохновитель и ярчайший представитель «цифрового средиземноморского барокко» начинал как уличный художник — изрисовывал километры испанских заборов виртуозными граффити. Потом занялся фарфором — придумал глазурованные кактусы и бисквитных птиц для Bosa и нечто в той же степени сумасшедшее для Lladro. В 2005 году испанская фирма ArtQuitect предложила ему сделать коллекцию сантехники. Айон сразу заявил, что белый санфаянс — скучно, ассоциируется с больницей, и без зазрения совести ударился в яркую декоративность. Его мой до дыры, ванные и туалетные шкафчики кокетливо выступают на тонких ножках, вся коллекция выдержана в ударных сочетаниях черного, белого, желтого и золотого. Приблизительно из той же оперы фарфоровые скульптуры от Айона: от чебурашки с позолоченными ушками до кошки в золотой горошек. А если Хайме делает кресло, то это, конечно же, будет не просто кресло, это будет почти ландо с откидным верхом, только из кожи и пластика. Дизайнерский талант Айона сумасшедше востребован последние лет семь. Все потому, что миру нужны игра, преувеличения, романтика и клоунада.

Пьетро Форназетти

Основоположник декоративной темы в дизайне всю жизнь рисовал архитектурные мотивы и луноликую девушку в миллионах вариаций. Сами предметы —комоды, ширмы, подносы —придумывал вообще не он, а его друг, знаменитый дизайнер Джо Понти, но кто теперь об этом помнит! Войдя во вкус, Пьетро распространил свои рисунки на одежду, аксессуары, интерьеры казино и трансатлантических лайнеров. Работал он в технике литографии, любимым жанром была обманка, tromp-l. Можно, конечно, сказать, что никакой Форназетти не дизайнер, однако двадцатый век хранит множество предметов с той самой узнаваемой девушкой. А между прочим, Форназетти перерисовал это лицо из журнала мод века девятнадцатого…

Торд Бонтье

Еще один преуспевающий голландец, которого можно назвать дизайнером-лириком, а не дизайнером-физиком. Родился в Эншеде, учился в Эйндховене и Лондоне, с последним крепко связан —работает в основном там. Начинал как экспериментатор в области сложных трансформеров из простых материалов, но все изменилось с рождением дочери. Брутальный дизайнер в одночасье превратился в тонко чувствующего художника. Теперь его конек —затейливые природно-волшебные узоры. Он плетет из них люстры (с абажура Wednesday Light как раз и началась его звездная карьера), прорисовывает на столах, перфорирует на спинках стульев. Форма предмета интересует его минимально, все внимание —орнаменту. Людям нравится.

Кики ван Эйк

Прекрасная молодая голландка не скрывает своих пристрастий к старине и картинам Вермеера.
Ее объекты немного парадоксальны, фантазийны, утонченны, иногда жеманны. В поисках источников вдохновения она готова без конца перебирать содержимое бабушкиных сундуков, прочесывать музеи прикладного искусства, изучать старинную технику ткачества. Нельзя сказать, что она любит украшать, может предложить и чистую форму, но все равно эта форма окажется на стыке миров с явным отсылом к прошлому. Работы Кики —удачный пример современного дизайна, не имеющего ничего общего с футуризмом. Бывает и такое!

Барнаби Берфорд

Дизайнер с очень узкой специализацией. Делает коллекционные статуэтки в жанре триллера: всадников без головы, деток в клетках, жертв автокатастроф с участием ретроавтомобилей. Скажете, что за чушь? А спрос есть, и немалый. Берфорд ведет свой промысел уже много лет, цены не снижает, знает все про фарфор и стекло и менять профиль не собирается.

Комментарии, отзывы

Оставьте ваш комментарий

Ваше имя (login): (обязательно)

Ваша почта (e-mail): (обязательно)

Ваш сайт (web page): (не обязательно)

Ваше сообщение: (обязательно)

Опубликовать